Городская гериатрическая служба. Городской гериатрический медико-социальный центр.
Санкт-Петербургское государственное бюджетное
учреждение здравоохранения
Городской гериатрический медико-социальный центр
Городская гериатрическая служба

+7 (812) 575-27-63 регистратура, запись на прием +7 (812) 251-22-78 горячая линия

Версия для слабовидящих

И.И. Лихницкая. Биографический очерк

К столетию со дня рождения

Ирина Измайловна Лихницкая родилась 28 декабря 1907 г. в семье разночинных интеллигентов. Её родители происходили из семей священников, служивших в Воронежской епархии.

В 1915 г., в возрасте 7 лет, Ирину отдали учиться в гимназию Таганцевой, но, проучившись там всего год, она перешла в находившееся по соседству Тенишевское училище, где преподавал её отец. В 1919 г. она ещё раз поменяла учебное заведение и перешла в 3‑е Реальное училище (впоследствии - 102‑я Трудовая школа), которое и окончила в 1924 г.

Будучи ещё школьницей, она выбрала свой профессиональный путь. Выбор был совершенно осознан. Она решила посвятить себя биологическим наукам, а именно - физиологии. Следуя правилам того времени, она получила путёвку в ГИМЗ (Государственный институт медицинских знаний, ныне Санкт-Петербургская медицинская академия им. И.И. Мечникова), который окончила в 1930 г. Свою научную деятельность начала в студенческие годы на кафедре физиологии под руководством А.Г. Гинецинского, которого всегда считала своим учителем. Тогда и появилась её первая публикация по нервно-мышечной физиологии.

После окончания института И.И. Лихницкая получила назначение на работу врачом в г. Ялуторовск Тюменской области. Это было невероятно трудное время - коллективизация, эпидемии, стремительный рост преступности, слом всей общественной и частной жизни, коснувшийся абсолютно каждой семьи. Врач в такой обстановке был нужен почти круглые сутки. При этом участок, на котором она была единственным врачом, был протяжённостью более 70 километров, без дорог, и единственным транспортом была лошадь и телега. Не было ни необходимых медикаментов, ни анестезирующих средств... Ирина провела в Ялуторовске тяжелейшие два года и, в конце концов, дождавшись смены, вернулась в Ленинград.

В 1932 г. она начала работать на кафедре физиологии Ленинградского педиатрического медицинского института, которой заведовал её учитель профессор А.Г. Гинецинский. До начала войны в 1941 г. она занималась гематологией и опубликовала по этой теме 6 работ.

Работа по транспорту кислорода крови, сделанная совместно с М.Г. Заксом и Р.Г. Лейбсон, была представлена на заседании Ленинградского Общества физиологов и опубликована в Joual of Physiology. Эта работа была награждена медалью имени академика И.П. Павлова за 1938 год.

В 1935 г. И.И. Лихницкая была привлечена к работе Международного конгресса физиологов. Она готовила демонстрационные опыты на животных и ассистировала знаменитому физиологу Джозефу Баркрофту. Юная, но великолепно образованная, владеющая исследовательскими методиками того времени, тремя иностранными языками, влюблённая в науку, она произвела на Баркрофта сильное впечатление. Он пригласил её работать в свою лабораторию в Кембридже. Но ни научные, ни человеческие контакты не могли быть продолжены по условиям того времени.

В феврале 1935 г. её родители, как социально-чуждые элементы, были высланы из Ленинграда в Оренбург. Тогда никто не знал, какая трагическая судьба ждёт этих замечательных людей. Только в 1989 г. И.И. Лихницкая узнала, что родители были расстреляны. Мать - в 1938 г., отец - в 1941-м. В 1991 г. И.М. Лихницкий и А.С. Лихницкая (Фёдорова) были посмертно реабилитированы. Уже в наши дни об этом подробно написано в очерке Б. Махова "Пропавшая на полвека".

Неимоверная тяжесть навалилась на душу Ирины Измайловны. В течение пятидесяти лет, вплоть до начала перестройки, она делала несколько попыток узнать хоть что-то об их судьбе, о последних днях родителей, которых она не только любила, но буквально обожествляла. Эту боль не могло заглушить ничто - ни перипетии собственной судьбы, ни семья, ни творчество. Вся сознательная жизнь прошла на этом фоне... История этих поисков - огромный архив, переписка с соответствующими органами, звучит как голос целого загубленного поколения русских интеллигентов.

В 1935 г. И.И. Лихницкая вышла замуж за Соломона Павловича Сендерихина, который в то время был санитарным врачом Ленинградского Морского порта. У них родились дочери - в 1936 г. Марина, и в 1938‑м Юлия.

В 1941 г. И.И. Лихницкая с семьёй была эвакуирована сначала в г. Боровичи Новгородской области в качестве врача детского сада, а потом в г. Петропавловск Казахской ССР. Годы войны были трудными, как и у всех. Муж - на фронте, начальник полевого госпиталя. За все годы войны у них было два коротких свидания в Казахстане. Во время эвакуации И.И. Лихницкая была заместителем председателя комитета жён военнослужащих. Она должна была помогать как-то обустроиться семьям эвакуированных из западных областей СССР; на некоторое время на её плечи пала мучительная работа - вручать "похоронки", быть свидетелем трагедий матерей и жён военнослужащих, потерявших сыновей и мужей. Почётная грамота командования Среднеазиатского военного округа "за работу по трудовому и бытовому устройству семей военнослужащих" - знак признания этой общественной работы в тот период.

В 1944 г. родилась третья дочь - Элеонора. Желание вернуться в Ленинград было столь острым, что Ирину Измайловну не остановила даже перспектива тяжёлого, мучительного путешествия с двухнедельным ребенком и двумя ещё маленькими старшими дочерьми. Ехали 19 дней в товарном вагоне без дверей...

Возвращение в Ленинград, только что освобождённый от блокады, буквально зажигало её желание вернуться к научной и преподавательской работе. И.И. Лихницкая сразу же возобновила работу по теме своей будущей кандидатской диссертации, и в мае 1947 г. защитила её в учёном совете Института физиологии АН СССР. Тема диссертации - "Изменение кислородсвязующих свойств крови в эмбриональном периоде" - итог целого периода научной работы. В 1950 г. диссертация была издана издательством АМН СССР в виде монографии.

Трудный быт послевоенных лет, полуголодное существование, большая семья - ничто не могло остудить преданности И.И. Лихницкой своему главному делу. Она преподаёт, руководит студенческими научными работами, публикует несколько работ по эмбриональному развитию плода человека и физиологии почки новорождённых.

Сессия Академии наук СССР по физиологии 1950 г. стала печальным продолжением в череде разоблачительных процессов того времени и продолжила разгром советской науки. Кафедра А.Г. Гинецинского - ученика и последователя академика Л.А. Орбели - разогнана, И.И. Лихницкая остаётся без работы. Потом она подключается к преподаванию в фельдшерской школе, к работе в обществе "Знание". С 1952 г. возобновляет научную и педагогическую деятельность на руководимой профессором Д.А. Бирюковым кафедре физиологии I Ленинградского медицинского института. На кафедре существовало студенческое научное общество, работу которого она возглавила. Она очень увлеклась работой со студентами. Это был не просто кружок, это был клуб, через который прошла масса молодёжи - не только будущие врачи и биологи, но и студенты-физики, электротехники. В эти годы И.И. Лихницкую увлекает чтение лекций по физиологии будущим врачам. Напряжённому труду отданы не только дни, но и ночи, выходные, дни отпуска. Самодисциплина поражает. В 5 часов утра она уже что-то пишет, потом длинный рабочий день, лекции в аудитории на 600 человек, потом студенческий кружок...

В 1955 г. она начала совмещать преподавательскую работу в I Ленинградском медицинском институте с работой в Ленинградском институте экспертизы труда и трудоустройства инвалидов (ЛИЭТИН), где организовала и возглавила работу лаборатории функциональной диагностики. Для того времени это было совершенно новое дело - разработка критериев оценки степени трудоспособности на основе функциональных методов исследования, доведение этих критериев до конкретных показателей. Фактически она стояла при рождении новой дисциплины, выросшей из недр теоретической физиологии и называемой функциональной диагностикой.

Ещё одной задачей стал выпуск методических материалов по оценке степени трудоспособности для общесоюзного применения. Кроме этого, лаборатория обслуживала клинику Института и курсы специализации врачей-экспертов. Около И.И. Лихницкой образовался круг людей увлечённых. Ежедневно по несколько человек приезжали что-то обсудить, решить, поучаствовать в измерениях и расчётах... Буквально можно сказать, что в этой маленькой лаборатории горел огонь, всех согревавший и вдохновлявший. В эти годы (1960-1970-е) И.И. Лихницкой и её сотрудниками и аспирантами были выполнены работы по разработке функциональных методов исследования различных физиологических систем - дыхания, кровообращения, выделения, основного обмена, выработаны рекомендации и методики для врачебно-трудовой экспертизы, защищены десятки диссертаций. Список соавторов И.И. Лихницкой включает десятки фамилий. Многие ученики и соавторы были из других городов - из Карелии, Киргизии, Казахстана. Атмосфера творчества, причастности к важному, общему делу притягивала, наполняла, освещала жизнь каждого.

Свойственные Ирине Измайловне яркие эмоции, бесстрашие, азарт, влюблённость в неизведанное, радость от встреч с новыми людьми, способность сопереживать каждому в его личной судьбе, талант рассказчика - всё это электризовало всех, кто с ней соприкасался. Этот период жизни был плодотворным в самом прямом смысле слова. Как много учеников, сотрудников лаборатории разлетелись по клиникам, учреждениям врачебно-трудовой экспертизы, институтам и продолжили и развили функциональные методы исследования, внедрили методики в практическую жизнь...

Докторская диссертация на тему "Клинико-физиологическое обоснование принципов характеристики некоторых функций человека" была защищена в 1970 г. по совокупности работ в учёном совете Академии медицинских наук.

В 1960-х годах все дочери уже обзавелись семьями, жили самостоятельно, трудились кто где. Всё-таки в эти годы удавалось выкроить время для поездок к мужу, заведовавшему кафедрой патофизиологии медицинского факультета Петрозаводского университета, для внуков, которых к 1969 году было уже шестеро. В 1966 г. И.И. Лихницкая овдовела. Непроста была история её отношений с мужем. Сначала участие его в экспедициях по освоению Северного морского пути и на судах торгового флота в качестве судового врача, потом - подряд - две войны: Финская и Великая Отечественная, потом короткая совместная жизнь. В 1958 г. С.П. Сендерихин уехал работать сначала в Кемерово, где он принимал активное участие в организации медицинского института, потом - в Петрозаводский университет. Соломон Павлович был человеком блестяще одаренным, широким, необычайно обаятельным. Романтик и философ, "сделавший себя сам". Студенты буквально боготворили его. Но совместная жизнь двух людей, равных по талантливости, силе личности, жизненным притязаниям, острому характеру, не может складываться гладко, тем более на фоне сотрясавших страну событий.

В 1978 г. произошло очень важное для всей семьи событие. Средняя дочь Юлия со своей семьей эмигрировала из России. Тогда казалось, что расставание с ними будет навсегда. Несмотря на недавнее переизбрание на прежнюю должность, через год И.И. Лихницкая была уволена из ЛИЭТИНа с формулировкой "на пенсию", хотя ни для кого не было секретом, что истинная причина её отстранения от работы - отъезд дочери за границу.

Началось время поиска возможностей как-то приложить свои знания и умения. Ей шёл уже 73-й год, когда она взялась за работу на севере, в Кировске. Один из её учеников, В. Шкулов, возглавлял там лабораторию комплексных проблем гигиены труда с клиникой профессиональных заболеваний МЗ РСФСР. Каждый месяц она ездила на неделю в Кировск на поезде. Север, Апатиты, знакомство с людьми, по много лет работавшими в Приполярье на открытых разработках апатитов, зрелище тяжёлого физического труда, рано инвалидизировавшего людей - это всё впечатления, давшие толчок новым поискам методов, которые помогают оценить перспективы участия человека в тяжёлом труде.

И.И. Лихницкая с 1974 г. возглавляла Ленинградское научное медицинское общество геронтологов и гериатров. Это была большая общественная работа, подготовившая последующее развитие гериатрической помощи населению Ленинграда. Общение с медицинскими чиновниками, учёными и врачами подтолкнуло выход в 1987 г. приказа МЗ СССР "О создании сети гериатрических учреждений".

В последующие годы Ирина Измайловна продолжает трудиться, направив всё своё внимание на общение с практиками. Она продолжает консультировать врачей кардиологического санатория "Репино". Сотрудничество с кафедрой госпитальной хирургии для субординаторов I ЛМИ им. академика И.П. Павлова, руководимой сначала академиком Ф.Г. Угловым, а потом - профессором В.В. Гриценко, продолжалось более тридцати лет. До 1997 г., то есть до своего девяностолетия, она работала на этой кафедре по контракту. Она читает факультативный курс лекций в ГИДУВе, куда была приглашена талантливым организатором здравоохранения И.Н. Бухаловским. Её опыт оказался нужен в системе последипломной подготовки врачей-экспертов, в специализированных советах по присуждению учёных степеней.

В эти годы душу её наполняла любовь к последнему - седьмому внуку, растущему без отца. Их привязанность всегда была взаимной. Всю жизнь её сопровождали максимы, артикулировать которые она - мастер. Может быть, прав философ, сказавший, что "мудрость - женщина, она любит воинов". Состояние борьбы, конфликта, всегда было её религией. Так, она писала в дневнике в 1970 г.: "Тяга к беззаботности лишает человека самых больших возможностей". Она считала, что только в борьбе, в состоянии преодоления вообще возможно развитие.

Две старшие дочери выбрали для себя специальности, не связанные с биологией и медициной. Младшая же дочь, родившаяся во время войны в Петропавловске-Казахском, выбрала для себя профессию врача. Будущий врач Элеонора Соломоновна Пушкова унаследовала характер от матери, большую часть жизни они прожили вместе. История их взаимоотношений была полна бурь. Соперничество-сотрудничество, так можно сказать об их совместной жизни. Обе не искали беззаботного и тихого существования. Способности и склонности у них были различны. И.И. Лихницкая не мыслила себя вне научного поиска, без книг и письменного стола. Э.С. Пушкова была деятельна совсем иначе. Однако она отчётливо понимала, на какой почве она выросла. Будучи клиницистом и столкнувшись с организационной деятельностью на посту главного гериатра Санкт-Петербурга, она несла в себе этот огонек, горевший благодаря высоким стандартам мышления, спорам и дискуссиям с матерью. Городской гериатрический центр создавался сразу не только как больница для пожилых пациентов, но как медико-социальный, методический и научный центр.

Ирина Измайловна дожила до 99 лет. Почти до конца она сохраняла живое и заинтересованное отношение ко всему происходящему. Она гордилась своей семьёй, в которой 24 прямых потомка, тем, что удалось сделать в науке, тем, что осталась верна клятвам, которые дала сама себе в юности.

Такая уже старая, но неизменно подтянутая, со вкусом и тщательно одетая даже в дни, когда она бывала совсем одна, погружённая в чтение или в писание своих многолетних дневников, в беседы (всегда содержательные) с членами своей разросшейся семьи или со своими учениками, всегда наполненная размышлениями и впечатлениями, окружённая книгами, фотографиями близких, за большим письменным столом в «патриаршем» кресле - такой её запомнили те, кто были рядом. Такой мы помним её и сегодня, в год её столетнего юбилея.

2007 г. М.С. Шендерова